ENG
А+ | А-
17.03.2021

СКОРЕЕ ЖИВ, ЧЕМ МЕРТВ

2020 год дорого обошелся российскому рынку M&A, но даже в такое сложное время он смог удержаться на плаву – инвесторы быстро приспособились к новым условиям, а пандемия невольно спровоцировала бурное развитие онлайн-сегмента во многих экономических отраслях. Алексей ГОРОДИССКИЙ, руководитель практики «Корпоративное право / M&A» адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры», поделился с «Ъ» размышлениями о том, омрачат ли события прошлого года перспективы рынка слияний и поглощений.

     Прогнозы, как известно, дело неблагодарное, но совсем обойтись без них невозможно. Выстраивая стратегию развития одной из ключевых практик собственной фирмы, трудно удержаться от предположений о канве, в которой сложится предстоящий год – особенно если эта практика частично зависит от общего инвестиционного и экономического климата в стране.
     Прошлый год для рынка M&A ожидаемо выдался непростым: показатели реализованных сделок оказались намного скромнее цифр 2019 года как по количеству, так и по общей стоимости. Согласно опубликованным исследованиям и отчетам, наиболее крупные сделки - по крайней мере, из тех, информация о которых публична, - прошли в нефтегазовом и металлургическом экономическом секторе. По оценкам специалистов, на прежнем уровне остался сектор технологий и инноваций, хотя и здесь наблюдается определенное падение, которое выразилось в уменьшении общей стоимости сделок, в то время как количество закрытых сделок, наоборот, возросло. Факт сам по себе любопытный.
     Спектр соглашений был весьма разнообразен – от создания всевозможных экосистем до увлекательных проектов в области Food-tech, Ed-tech или сервисов доставок. Области недвижимости и строительства, транспорта и инфраструктуры, страховании и банковских услуг просели куда существеннее.
     Не принес ушедший год ничего хорошего, нового или хоть сколько-нибудь продуктивного и в международных отношениях. Пожалуй, наиболее точно и коротко его можно охарактеризовать так: неопределённость сохраняется, а санкционное давление растет. Ну и, конечно, свою ощутимую лепту внесли пандемия и последовавший за ней глобальный карантин, окрашенный локальными особенностями.
     Все эти факторы в совокупности не могли не сказаться на инвестиционном климате и рынке M&A. Приток прямых иностранных инвестиций в российскую экономику неуклонно падал в течение всего года: по оценкам KPMG, сделки по покупке иностранными инвесторами российских активов существенно сократились, снизившись на 43% по суммам и на 34% по количеству соглашений. В сделках с иностранным участием наблюдался, скорее, обратный тренд – зарубежные инвесторы выходят из российских активов.
     При этом начало года для рынка слияний и поглощений можно назвать неплохим. Во-первых, подписывались и закрывались сделки, стартовавшие еще в 2019 году. Во-вторых, реализовывались соглашения, запланированные на первый квартал 2020 года. Однако во втором квартале случился провал – рынки (и сегмент M&A не является исключением) оказались не готовы к тотальному локдауну и многие сделки, находившиеся в начальной фазе, заморозились.
     В условиях экономической неопределенности, драйверами которой, по большей части, стали международная политика и пандемия, предприниматели столкнулись с проблемой справедливой оценки активов. Кто-то сфокусировался на спасении бизнеса, другим потребовались более тщательные предынвестиционные исследования, позволяющие определить долгосрочные последствия кризиса и составить прогнозы роста.
     Затем приостановленные сделки начали закрываться в ряде отраслей с лихорадочной скоростью – и тут-то сектор инноваций и технологий вырвался вперед. В условиях карантина и невозможности личных встреч документы готовились быстро, переговоры велись удаленно – и так же подписывались сделки. Плеяда ярких закрытий в инновационном секторе продемонстрировала, что ускоренная цифровизация увеличила стоимость технологических компаний и предприятий с соответствующим компонентом.
     Каковы возможные прогнозы на 2021 год? Можно с осторожным оптимизмом предположить, что вероятность повторного полномасштабного карантина невелика. При этом из пандемии мы не вышли, и не выйдем в течение еще очень продолжительного времени, а последствия локдауна продолжат влиять на корпоративный сектор.
     Пандемия, однако, принесла не только негативные последствия, фактически она спровоцировала бум роста и развития онлайн-сегмента во многих отраслях. Взрывной рост продемонстрировал рынок EdTech, существенно увеличилась выручка у онлайн-кинотеатров, а на днях появилась информация о закрытии сделки в области HR-tech.
     Улучшений в международных отношениях не наблюдается, а санкций на наш век точно хватит – поэтому резкого притока иностранных инвестиций ждать не стоит. И, наконец, отмена банкротного моратория также отразится на игроках самых разных секторов экономики – главным образом на тех, кому пандемия нанесла особенно сильный удар. Но можно рассчитывать на то, что сделки, приостановленные или вовсе отложенные в прошлом году, реализуются в текущем. Крупный бизнес начнет активно избавляться от непрофильных активов, а наименее пострадавшие от пандемии игроки усилят тренд на консолидацию, чтобы выжить.
     Вероятно, мы продолжим наблюдать структурные изменения, направленные на скорейшую адаптацию к новым постпандемийным условиям – а это означает дальнейшее развитие инновационного сектора экономики и рост числа сделок в сфере цифровых технологий. Естественно, что при текущей структуре экономики и практически отсутствующих на российском рынке M&A активных иностранных игроках, тренды продолжат задавать крупные российские диверсифицированные холдинги и компании с государственным участием.
     Можно предположить, что в лидерах окажутся и банки, которые стремятся создавать свои экосистемы. Следом за ними подтянутся IT-гиганты и провайдеры цифровых услуг, ведь они также имеют виды на полномасштабное доминирование во всем, что каким-либо образом связано с оказанием услуг населению и домохозяйствам. Думаю, что 2021 год пройдет под гегемонией экосистем.
     Если же говорить о юридических особенностях ушедшего года, то в первую очередь хочется отметить продолжение тенденции «локализации» сделок. Выбор иностранного права, конечно, встречается, но российских сделок становится все больше; по моим наблюдениям, пять лет успешного применения российского права и формирующаяся судебная практика дают свои первые ощутимые плоды. При этом не только количество, но и размер сделок, структурируемых по российскому праву, неуклонно растет – как в стоимостном выражении, так и по критерию участников и размеров активов. На сегодняшний день изрядная доля участников российского рынка уже осознала, что по российскому праву можно структурировать даже самые сложные и нестандартные сделки.
     По итогу, несмотря на все негативные явления, рынок M&A скорее жив, чем мертв. Примечательно, что даже в такой непростой для мировой экономики период российский рынок M&A смог удержаться на уровне 2017 года как по количеству сделок, так и по их совокупному объему. Несмотря на рост проблем, вызванных новой̆ реальностью, бизнес демонстрирует способность приспосабливаться к работе в нестабильных условиях, менять стратегии и находить новые возможности.
     Каким юристам и консультантам повезет больше? Сектор инноваций и технологий уже традиционно входит в число крупнейших сегментов российского рынка M&A, а прошлогодний локдаун лишь усилил тренд на его развитие. В первую очередь будут востребованы команды, обладающие глубокой экспертизой в области технологий, медиа и телекоммуникаций, способные предугадывать отраслевые тренды, формировать ожидания клиентов и правильно ими управлять. Также в топе окажутся юристы, одновременно обладающие опытом в M&A-процессах и глубокими знаниями в сфере интеллектуальной собственности, регулировании персональных данных. Сохранится спрос и на консультантов, имеющих опыт в реализации комплексных проектов по реструктуризации.


https://www.kommersant.ru/doc/4730265