Публикации за:
Начало активности (дата):

Информационный Бюллетень. Специальный выпуск. Гражданское право. Декабрь 2013

27.12.2013

Информационный Бюллетень.

Специальный выпуск.

Гражданское право.

Декабрь 2013 года

Реформа Гражданского законодательства  –  итоги 2013 года

2013 год ознаменовался началом реформирования отечественного гражданского законодательства, необходимость которого была обоснована  еще в  Концепции развития гражданского законодательства, одобренной в 2009 году Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ. Первоначально планировалось внесение поправок во все части ГК одновременно, единым законопроектом, т.е., фактически, принятие ГК в новой редакции. В связи с этим в начале 2012 года в итоге совместных усилий представителей практически всех слоев юридического сообщества, включая образованное ведущими российскими юридическими фирмами Некоммерческое партнерство "Содействие развитию корпоративного законодательства" (членом которого является и наше бюро), появился обширный законопроект. Проект был принят Государственной думой в первом чтении в апреле 2012 года. В дальнейшем осознание масштабности и принципиального характера многих предложенных изменений, а также опасения по поводу возможной дестабилизации отношений участников гражданского оборота заставили отказаться от идеи единовременной корректировки Кодекса в пользу более постепенного пересмотра. В связи с этим законопроект был разделен и далее рассматривался по частям. К настоящему времени уже приняты и вступили в силу четыре из восьми блоков поправок, затрагивающие основные начала гражданского законодательства, объекты гражданских прав, вопросы представительства, сделок, сроков исковой давности и МЧП . Буквально на днях были приняты и вступят в силу в следующем году изменения, касающиеся  положений о залоге и главы о перемене лиц в обязательстве . 
В настоящем Информационном Бюллетене мы хотели бы напомнить о наиболее значимых, по нашему мнению, изменениях ГК в истекшем году.

Значительно конкретизированы положения, касающиеся таких базовых понятий гражданского права как "добросовестность" и "злоупотребление правом". Последнее получило законодательное определение, а среди его возможных форм, помимо так называемой "шиканы" (т.е. осуществления права исключительно с намерением причинить вред другому лицу), теперь упоминается и обход закона. Итогом внесенных изменений должно, очевидно, стать более широкое применение соответствующих категорий, прежде всего в судебной практике, в частности для отказа в защите права лицу, действующему недобросовестно, а также применение мер гражданско-правовой ответственности, если недобросовестными действиями нарушаются права других лиц.

Отменена так называемая "двойная" регистрации недвижимости, заключавшаяся в одновременной государственной регистрации как отдельных видов сделок (договоров), так и самих прав на недвижимое имущества (их перехода по соответствующим сделкам). С 1 марта 2013 г. не подлежат государственной регистрации договоры продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры; продажи предприятия; дарения недвижимого имущества; ренты в отношении недвижимого имущества. Следуя этой логике, первоначально была отменена и государственная регистрация договоров аренды недвижимости. Однако в связи с тем, что права аренды всегда регистрировались именно посредством регистрации договора аренды (и дополнительных изменений в законодательство предусмотрено не было) в этом отношении возникла серьезно обеспокоившая участников оборота правовая и практическая неопределенность. Проблему пришлось устранять спешно принятым законом от 4 марта 2013 г., который вернул правила о государственной регистрации договора аренды недвижимости, заключенного на срок более года. Однако в зоне рисков остались договоры  аренды недвижимости, заключенные в период с 1го по 4ое марта 2013 г.

Одновременно была введена обязанность регистрирующего органа проверять законность оснований регистрации и его ответственность за достоверность государственного реестра. Предусмотрены новые правовые инструменты защиты прав правообладателей и иных заинтересованных лиц - внесение в реестр отметок о возражении по зарегистрированному праву или о наличии судебного спора об оспаривании права по заявлениям соответствующих лиц.

Одними из наиболее существенных изменений явились новеллы в разделы ГК, посвященные сделкам, вопросам представительства и исковой давности.

Коренным образом изменился подход к недействительности сделок. Ныне действует презумпция оспоримости не соответствующих закону сделок (вместо общего правила о ничтожности таких сделок). Появились дополнительные условия для оспаривания сделок, которые подлежат доказыванию лицом, оспаривающим сделку: факт нарушения прав и законных интересов такого лица, и наступление для него неблагоприятных последствий. При этом, если сторона знала о наличии оснований для оспаривания сделки в момент ее заключения, в дальнейшем она теряет право ссылаться на них. Также введен запрет требовать признания оспоримой сделки недействительной теми лицами, которые ранее ее одобрили или своими действиями подтвердили намерение ее исполнить. Сузился круг лиц, которые вправе требовать применения последствий ничтожной сделки: теперь это только сторона по сделке, а не любое заинтересованное лицо (если иное специально не предусмотрено законом). Также внесены уточнения, дополнения и изменения в положения, касающиеся отдельных оснований недействительности сделок. Отменена существовавшая еще с советских времен сверхимперативная норма об обязательной письменной форме внешнеэкономической сделки. В целом можно говорить, что изменения направлены на обеспечение стабильности и предсказуемости гражданского оборота и защиты интересов его добросовестных участников.

ГК дополнен особой статьей, посвященной юридически значимым сообщениям, с которыми сделка или закон связывают возникновение гражданско-правовых последствий для лица. Такое сообщение считается доставленным и в тех случаях, когда лицо намеренно препятствовало его получению.

Перечень юридических фактов, являющихся основанием для возникновения прав и обязанностей, теперь в качестве такого самостоятельного основания выделяет решения собраний. Соответственно, ГК дополнен новой главой, подробно регулирующей процедуру принятия решений, основания для их оспаривания и признания ничтожности. По общему правилу, решение собрания, не соответствующее требованиям закона, как и сделка, признается оспоримым, если из закона прямо не следует его ничтожность.

Новеллой гражданского законодательства стал институт безотзывных доверенностей, воспринятый из опыта западных стран. Такая доверенность совершается в нотариальной форме и может быть выдана специально для исполнения представителем определенного обязательства по поручению доверителя либо в обеспечение исполнения обязательства доверителя перед представителем и не может быть отозвана до окончания срока действия (за исключением случаев прекращения обязательства или злоупотребления представителя). Отменено правило о максимальном трехлетнем сроке доверенности. Исключено требование о наличии печати на доверенностях, выдаваемых юридическими лицами. Доверенность больше не является единственным документом, подтверждающим полномочия представителя, которые могут быть определены также в договоре или в решении собрания.

Существенно пересмотрены правила об исковой давности. Введен так называемый "объективный" срок исковой давности, за пределами которого нарушенное право не подлежит судебной защите. Этот срок составляет десять лет со дня нарушения права. Сам же трехлетний срок исковой давности исчисляется теперь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать не только о нарушении своего права, но и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите его нарушенного права.

Серьезным изменениям подверглась глава ГК о ценных бумагах, которая была разбита на три самостоятельные части, посвященные, соответственно, общим вопросам, регулированию документарных и бездокументарных ценных бумаг. Примечательно, что закон разграничил понятия «вещи» и «иного имущества» применительно к ценным бумагам и деньгам. К первому отнесены документарные ценные бумаги и наличные деньги, а ко второму – бездокументарные ценные бумаги и безналичные деньги.

Новая редакция норм о ценных бумагах направлена на устранение несоответствий между положениями ГК и специального законодательства о ценных бумагах. В соответствии с требованиями практики детализирован правовой режим бездокументарных ценных бумаг. Ряд новых норм направлен на пресечение злоупотребления при утрате ценных бумаг и возможности легитимации прав на ценные бумаги через цепочку владения ценной бумагой. Предусмотрен порядок защиты прав владельца ценной бумаги, в том числе порядок восстановления прав и (или) данных учета прав на ценные бумаги. ГК закрепил новое положение о том, что ценная бумага, несоответствующая по форме или реквизитам требованиям закона, полностью не теряет своего правового значения. Она не может считаться ценной бумагой, однако сохраняет значение письменного доказательства. Введен институт обездвиживания ценных бумаг, аналогичный существующему в зарубежных юрисдикциях, который, по сути, направлен на перевод ценных бумаг из документарной в бездокументарную форму. Урегулирован вопрос об ответственности лица, выпустившего ценную бумагу, и всех ее индоссантов. Так, индоссанты во всех случаях отвечают за недействительность удостоверенных ценной бумагой прав, но за исполнение по ценной бумаге – только в случаях, специально предусмотренных законом.

Помимо ценных бумаг модернизации подверглись и иные положения об объектах гражданских прав. Введено новое понятие «единого недвижимого комплекса», конкретизировано понятие «неделимой вещи».

Несколько пересмотрены положения о регистрации юридических лиц. Теперь регистрирующий орган обязан проверять достоверность сведений о юридическом лице, включаемых в ЕГРЮЛ. Соответственно, вводится презумпция достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, и предусматриваются последствия включения в ЕГРЮЛ недостоверных сведений или невключения сведений вообще. В случае грубых нарушений закона, которые носят неустранимый характер, государственная регистрация юридического лица может быть признана недействительной.

Одним из наиболее сложных стал пакет поправок в МЧП, связанный с пересмотром критериев определения применимого права. Цель изменений – упрощение понимания материи МЧП за счет отказа от традиционного коллизионного критерия «наиболее тесной связи» и расширения круга вопросов, прямо урегулированных коллизионными нормами. Расширена сфера применения личного закона юридического лица за счет распространения его действия на вопросы ответственности его учредителей. Детализированы вопросы, находящиеся в сфере действия вещного статута, которым определяются и возникновение, и прекращение вещных прав, и относимость вещи к движимому или недвижимому имуществу. Изменены положения о применимом праве в отношении формы сделки. Теперь форма сделки определяется по праву, регулирующему существо отношений (а не по праву страны места ее совершения). Таким образом, форма и содержание сделки объединены единым правопорядком. Особо выделены случаи специального регулирования в отношении формы сделки. Так, если личный закон юридического лица устанавливает особые требования к форме договора о создании юридического лица или к форме сделки по осуществлению прав участника, то применяется соответствующий статут юридического лица вне зависимости от соглашения сторон. К форме сделки в отношении недвижимого имущества применяется право по месту нахождения недвижимого имущества, а если имущество зарегистрировано в России, то российское право.

Значительное число изменений претерпели положения об обязательственном статуте. Так, законодатель отказался от применения, образно говоря, "двух опровержимых презумпций", ранее использовавшихся при определении применимого права в отсутствии соглашения сторон сделки. Тем самым устранена необходимость двойной оценки ситуации при определении права, регулирующего правоотношения сторон. Ранее использовался в первую очередь критерий "тесной связи" договора с тем или иным правопорядком и связанная с ним общая презумпция "тесной связи" права места нахождения стороны, осуществляющей решающее исполнение по договору, и несколько опровержимых презумпций "решающего исполнения"  применительно к отдельным видам договоров. В новой же редакции ГК закреплено общее правило о применении права стороны, осуществляющей решающее исполнение по договору и четкие критерии определения "решающего исполнения" применительно к конкретным договорам. Появились новые коллизионные привязки применительно к договорам об использовании объектов интеллектуальной собственности. По общему правилу применяется право страны, где используется и (или) действует передаваемое исключительное право.

В целом, анализируя произошедшие изменения в гражданском законодательстве, можно констатировать, что они продиктованы временем и необходимостью выработки адекватного регулирования на законодательном уровне вслед за развитием потребностей оборота, принимая во внимание проникновение западных институтов и веяний в отечественную практику. Многие из изменений отражают современные представления доктрины отечественного гражданского права и передовой опыт зарубежных стран. Модернизация гражданского законодательства направлена и на устранение дефектов и пробелов в регулировании гражданского оборота, выявленных сложившейся правоприменительной практикой. Нельзя, однако, не заметить, что поправки, являясь во многом итогом компромисса между сторонниками консервативного и либерального подходов, пока еще далеки от решения ключевой, по нашему мнению, задачи, стоящей перед российской правовой системой, – повышения "конкурентоспособности" российского права. В этом отношении хотелось бы рассматривать предпринятые меры как первые, но далеко не последние шаги в этом направлении.
В наступающем году (с 1 июля) вступят в силу, подвергшиеся серьезному пересмотру  положения о залоге. Среди наиболее значимых новелл можно выделить появление положений о залоге прав по договору банковского счета, об управлении залогом, залоге всего имущества лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, утрату силы закона "О залоге", а также о  перемене лиц в обязательствах.   Ожидают рассмотрения и, по всей видимости, будут приняты в 2014 году поправки в части вторую и четвертую ГК, касающиеся корпоративных отношений и интеллектуальной собственности.