Новый Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

01.01.2007, Зыкин И.С.
Новый Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации


Приказом Торгово-промышленной палаты (ТПП) Российской Федерации (РФ) от 18 октября 2005 г. утвержден новый Регламент Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) при ТПП РФ. Регламент вступил в силу с 1 марта 2006 г. и применяется к спорам, разбирательство которых начато с этой даты. Одновременно было утверждено в качестве приложения к Регламенту новое Положение об арбитражных расходах и сборах, также действующее в от¬ношении разбирательств, начатых с 1 марта 2006 г.
Регламент 2006 г. сменил ранее действовавший Регламент МКАС, утвержденный приказом ТПП РФ от 8 декабря 1994 г. и вступивший в силу с 1 мая 1995 г. (далее — Регламент 1995 г.), в который затем вносились некоторые изменения и дополнения .
Подготовка нового Регламента потребовала довольно продолжи¬тельной работы. В ее ходе принимались во внимание отзывы и по¬желания представителей сторон, участвовавших в разбирательствах, мнения арбитров МКАС, юридической общественности.
Цель настоящей статьи - ознакомить с задачами, которые стави¬лись при разработке Регламента 2006 г., и осветить основные изме¬нения в нем по сравнению с Регламентом 1995 г.
Регламент 1995 г. был подготовлен после принятия Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г., ко¬торый в свою очередь основывается на типовом законе, принятом в 1985 г. Комиссией ООН по праву международной торговли и реко¬мендованном Генеральной Ассамблеей ООН для возможного ис¬пользования государствами в своем законодательстве. В целом сле¬дует сказать, что Регламент 1995 г. выдержал проверку практикой его использования. Вместе с тем та же практика сигнализировала о желательности совершенствования отдельных его положений.
При разработке Регламента 2006 г. учитывался не только накоп¬ленный МКАС опыт, но и новое отечественное и зарубежное зако¬нодательство, регламенты российских и иностранных третейских судов, соответствующая судебная и арбитражная практика, доку¬менты международных организаций, специальная литература.
Сфера международного коммерческого арбитража представляет весьма динамично развивающуюся область, где идет быстрый про¬цесс накопления материала. Поскольку международный коммерче¬ский арбитраж представляет собой явление в развитии, требовалось определить, насколько отдельные тенденции такого развития заслу¬живают отражения в Регламенте.
Основные цели нового Регламента заключаются в том, чтобы спо¬собствовать с помощью его положений более оперативному прохож¬дению дел и повышению качества принимаемых решений. Актуаль¬ным, в частности, является противодействие встречающейся тактике затягивания процесса со стороны отдельных его участников. Возни¬кал вопрос и о выработке дополнительных мер, способствующих обеспечению надлежащего выполнения арбитрами своих функций.
Непростой задачей является возможная дифференциация поряд¬ка рассмотрения дел с учетом их сложности и величины исковых требований. Как показывает опыт, дела становятся все более и более разнообразными. Отсюда и порядок их рассмотрения должен быть по возможности наилучшим образом приспособлен к учету такого разнообразия.
Предметом анализа был, в частности, вопрос, требуется ли иметь отдельный регламент для рассмотрения небольших дел, а может быть, дополнительно также еще и регламент для сложных разбира¬тельств со значительной суммой исковых требований. Такого рода регламенты (в основном для некрупных дел) разработаны отдельными зарубежными арбитражными центрами (например, Арбитражным институтом Стокгольмской торговой палаты, Китайской международной экономической и торговой арбитражной комиссией, Арбитражным центром ВОИС и др.). Вместе с тем множественность арбитражных правил в рамках одного и того же центра сама по себе способна порождать дополнительные проблемы для пользователей и для внедрения их в практику. К тому же на момент включения арбитражной оговорки в контракт далеко не всегда можно предвидеть заранее сложность и ценовые параметры возможных споров, если таковые возникнут.
При этом наличие специальных правил для незначительных дел (предусматривающих рассмотрение спора единоличным арбитром, более короткие сроки разбирательства, ограничения качества письменных заявлений сторон и т.д.) может приводить на практике к довольно неожиданному результату. Так, генеральным секретарем Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты Ульфом Франке, где действуют подобные правила, выражалась обеспокоенность тем, что из соображений экономии стороны часто выбирают ускоренную процедуру разбирательства, которая явно не соответствует объему дела и не позволяет сторонам надлежащим образом представить свои аргументы .
Данный пример наглядно демонстрирует тезис, что быстрота и меньшая затратность разбирательства не могут являться самоцелью, ибо в отдельных ситуациях оборачиваются неадекватностью процедуры и, как следствие, достигнутого результата ожиданиям самих сторон.  
В итоге возобладал подход о целесообразности движения по пути дифференциации порядка рассмотрения дел по возможности в рамках единого арбитражного Регламента МКАС без выработки отдельных регламентов для мелких или особо крупных дел.
Регламент 2006 г. по сравнению с ранее действовавшим Регла¬ментом подвергся существенной структурной переработке, в том числе в целях более четкого разграничения по тексту общих аспектов деятельности МКАС как постоянно действующего арбитражного органа от вопросов разбирательства конкретного дела сформированным по нему составом арбитража.
В количественном отношении можно заметить, что примерно по¬ловина статей прежнего Регламента претерпела заметные изменения. Добавилось шесть новых параграфов (§ 21 «Общие начала разбира¬тельства», § 40 «Отдельное арбитражное решение», § 42 «Направление решения», § 46 «Отказ от права на возражение», § 47 «Освобождение от ответственности», § 48 «Действие Регламента МКАС»). С учетом объединения некоторых положений, ранее содержавшихся в от¬дельных параграфах, общее число параграфов в новом Регламенте возросло с 45 до 48. Необходимо заметить, однако, что дело здесь не только и не столько в количественной стороне, сколько в существе.
С точки зрения существа основные изменения касаются следую¬щего: полномочия органов МКАС, назначение, отвод и замена арбит¬ров, место арбитража, язык арбитражного разбирательства, разбира¬тельство дела на основе письменных материалов, срок вынесения ре¬шения, отдельное арбитражное решение, соблюдение требований по оформлению проекта решения, указание на окончательность и обя¬зательность решения МКАС с даты вынесения. Новыми также яв¬ляются положения об общих началах разбирательств, об отказе от права на возражение, об освобождении от ответственности, о дейст¬вии Регламента МКАС.
В Положении об арбитражных сборах и расходах могут быть пре¬жде всего выделены следующие новые моменты: разделение с уче¬том международной практики арбитражного сбора на гонорарный и административный сбор; установление двух шкал исчисления ар¬битражного сбора (в российских рублях и в долларах США) в зависи¬мости от того, в какой валюте выражена цена иска; изменения каса¬тельно уменьшения арбитражного сбора (прежде всего в целях значи¬тельно большей гибкости), а также относительно покрытия дополнительных расходов и пункт о действии указанного Положения.
Общая тенденция к детализации регулирования, связанная, в ча¬стности, с накоплением опыта, возникновением требующих регла¬ментации новых вопросов, затрагивает и сферу коммерческого ар¬битража. Вместе с тем движение по этому пути сопряжено с опасно¬стью сделать регулирование громоздким, трудным для восприятия и недостаточно гибким. К тому же, как известно, меньшую формализованность процедуры принято относить к достоинствам коммерче¬ского арбитража. При подготовке нового Регламента было стремле¬ние поддержать оптимальный баланс между четкостью и конкретно¬стью предписаний и их относительной краткостью. Как отмечалось выше, число предписаний в Регламенте несколько возросло, тем не менее, думается, их общее количество удалось удержать в необходимых рамках.                          
Некоторые положения Регламента подверглись редакционному уточнению в целях достижения большего соответствия с Законом о международном коммерческом арбитраже 1993 г., обеспечения еди¬нообразия используемых слов и выражений, а также надлежащей четкости включенных формулировок.
Далее дается более подробное раскрытие сути наиболее заметных изменений.             
Структурные изменения. Как отмечалось выше, структурная пе¬рестройка Регламента преследовала в основном цель, более четко разграничить общие вопросы деятельности МКАС как такового от процедурных аспектов разрешения конкретных споров. Это вырази¬лось не только в выделении тех или иных разделов в Регламенте, но и прежде всего в самом содержании предписаний, включенных в соответствующий раздел.
Поэтому, например, такие вопросы, как место и язык арбитража, срок разбирательства дела, конфиденциальность, применимое пра¬во, ранее входившие в разд. II «Организация и деятельность» Регла¬мента 1995 г., помещены в тот раздел Регламента 2006 г., где гово¬рится о порядке ведения арбитражного разбирательства (разд. VI).
Наряду с ранее существовавшими разделами, посвященными общим положениям и организационным основам деятельности, ко¬торыми начинается Регламент, в отдельные разделы выделены сле¬дующие темы: начало арбитражного разбирательства, представление и передача документов, состав арбитража, ведение арбитражного разбирательства, прекращение арбитражного разбирательства. Во¬просы касательно начала арбитражного разбирательства, его веде¬ния и прекращения ранее выделялись в качестве подразделов:
Положения, которые прежде были сгруппированы под заголов¬ком «Подготовка дела к разбирательству», теперь отдельно не выде¬ляются и распределены по разделам «Начало арбитражного разбира¬тельства», «Состав арбитража», «Ведение арбитражного разбира¬тельства».
Из восьми параграфов прежнего подраздела «Подготовка дела к разбирательству» подавляющее большинство (а точнее, шесть пара¬графов) относилось так или иначе к формированию состава арбит¬ража. Однако не только это послужило аргументом в пользу выделе¬ния нового раздела «Состав арбитража», но и сама специфика со¬держания урегулированных в нем проблем.

Новым является и завершающий раздел, где урегулированы не¬которые важные положения, являющиеся, так сказать, «сквозными» по своему характеру (отказ от права на возражение, освобождение от ответственности, действие Регламента МКАС).
Общие положения. В данном разделе Регламента 2006 г. вопросы, входившие в прежний § 1 Регламента 1995 г., разделены на два па¬раграфа: один - определяет правовое положение МКАС и его ме¬стонахождение , а второй — собственно компетенцию МКАС.
Было сочтено излишним воспроизводить положения об авто¬номности арбитражной оговорки, содержавшиеся в § 5 Регламен¬та 1995 г., поскольку они по сути повторяют текст в п. 1 ст. 16 Закона 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже» и более подхо¬дят именно для закона, а не для регламента. Это изменение носит сугубо редакционный характер и никоим образом не призвано вли¬ять на подход к арбитражному соглашению в практике МКАС.
Вопросы обеспечительных мер теперь совокупно урегулированы в § 36 Регламента 2006 г. Правомочия Председателя МКАС по обес¬печению требований регламентируются п. 6 Положения о МКАС (Приложение I к Закону «О международном коммерческом арбит¬раже») и не дублируются в Регламенте, как было ранее.
Новым для Регламента (что, безусловно, не для практики МКАС) является положение о том, что вынесение решения по существу спора является исключительным правомочием состава арбитража по кон¬кретному делу. Это положение находится в русле стоявшей общей задачи четче разграничить по тексту общие полномочия МКАС как арбитражного учреждения и полномочия состава арбитража, рас¬сматривающего конкретный спор.
Организационные основы деятельности . Как и прежде, новый Регла¬мент содержит в разд. II положения об арбитрах, Президиуме МКАС, Председателе МКАС и его заместителях, Секретариате и докладчиках. Вместе с тем эти положения подверглись некоторым изменениям. Во¬просы, ранее урегулированные в § 7—13 Регламента 1995 г., теперь по¬мещены в другие разделы (см. выше о структурных изменениях).
В § 3 «Арбитры» Регламента 2006 г. включено положение о том, что лицо, принимающее на себя функции арбитра, заполняет и подписывает заявление (форма которого утверждается Президиумом МКАС) с выражением согласия принять и выполнять функции ар¬битра в соответствии с Регламентом МКАС. Это положение отражает сложившуюся практику, которая ныне прямо закреплена в Регламен¬те. Также предусматривается обязанность лица, принимающего на себя функции арбитра, сообщить МКАС краткие биографические данные о себе, которые предоставляются Секретариатом МКАС каж¬дой из сторон по делу при наличии от нее запроса (п. 2 § 3).
Оговорен срок, в течение которого лицом, кандидатура которого выдвинута в качестве арбитра, должны быть выполнены вышеупо¬мянутые требования п. 2 § 3 Регламента. Этот срок, как правило, равен 15 дням с момента получения данным лицом соответствую¬щего уведомления МКАС. В противном случае такое лицо считается отказавшимся от принятия функций арбитра, а его избрание или назначение - не состоявшимся (п. 5 § 3). Упомянутый пункт при¬зван способствовать более оперативному разбирательству дел в МКАС.
Увеличен с семи до девяти человек количественный состав Пре¬зидиума МКАС, расширены функции этого органа и уточнен поря¬док принятия им решений (§ 4). Учитывалась при этом и возни¬кающая в отдельных случаях необходимость оперативного принятия решений по соответствующим вопросам. Основная направленность изменений - повышение роли Президиума МКАС в целях усиления коллегиальных начал в работе органов МКАС, в том числе при на¬значении арбитров, рассмотрении вопросов об отводе и т.д. (см. также §17-20).
Важно заметить, что процедура рассмотрения вопросов, отне¬сенных к компетенции Президиума МКАС, и процедура разреше¬ния конкретного спора составом арбитража являются разными ви¬дами процедур. Соответственно нет оснований для автоматического распространения на деятельность Президиума МКАС предписаний, устанавливающих порядок разбирательства дела, которое осуществ¬ляется составом арбитража. Такие попытки, предпринимаемые иногда представителями отдельных сторон (в частности, при заяв¬лении отвода арбитру, рассматриваемого Президиумом МКАС), яв¬ляются неправомерными.
По-прежнему список арбитров утверждается на пять лет, на тот же срок избираются Президиум МКАС, Председатель МКАС и его заместители. Во избежание процедурных недоразумений в Регла¬мент 2006 г. включено правило о продолжении действия списка арбитров, полномочий членов Президиума МКАС, Председателя МКАС и его заместителей и по истечении 5-летнего срока, если не было осуществлено соответствующее утверждение или избрание (второе предложение п. 3 § 3; абз. 2 п. 1 § 4; абз. 2 п. 1 § 5).
Уточнены функции Секретариата МКАС и квалификационные требования к лицу, его возглавляющему (§ 6), а также порядок на¬значения докладчиков (§ 7).
Начало арбитражного разбирательства. В этом разделе более де¬тально урегулированы и согласованы друг с другом требования к исковому заявлению (§ 9)  и отзыву на иск (§ 12).
Уточнены правила об определении цены иска (§ 10), которые имеют значение для исчисления размера арбитражного сбора. Так, предусмотрено, что при взыскании продолжающих начисляться процентов в цену иска включается сумма процентов, капитали¬зированная на дату подачи иска (п. 1(a) § 10). В этом вопросе не бы¬ло единообразия в арбитражной практике, и сейчас он решен в Рег¬ламенте.
Указано, что в цену иска не включаются требования о возмеще¬нии арбитражных расходов и сборов, а также издержек сторон (п. 3 § 10). Данное предписание фиксирует сложившуюся практику.
В целях большей оперативности разбирательства с двух месяцев до одного сокращен срок устранения недостатков искового заявле¬ния (п. 1 § 11).
Важным является правило о том, что, если исковое заявление со¬держит требования из нескольких договоров, оно принимается к рассмотрению при наличии арбитражного соглашения, охватываю¬щего эти требования. На практике возникают случаи, когда споры (зачастую однотипные по своей природе) возникают из разных до¬говоров, заключенных между теми же спорящими сторонами. Даже если данные договоры содержат одинаковую арбитражную оговорку в пользу МКАС, то и тогда считается, что каждая из таких оговорок относится к спорам из конкретного (так сказать, «своего») договора, коль скоро не записано иное .

Иными словами, для объединения или консолидации требова¬ний из разных договоров в одном производстве в практике МКАС необходимо наличие на это согласия сторон . Оно может быть дос¬тигнуто сторонами заранее или при возникновении споров и выра¬зиться, в частности, в формулировании единой арбитражной ого¬ворки, действие которой распространяется на ряд договоров между теми же сторонами.
При недостижении подобного согласия определенным способом решения данного вопроса может являться формирование по воз¬можности одного и того же состава арбитража по нескольким сход¬ным делам, синхронизация по просьбе сторон порядка их рассмот¬рения, включая назначение устных слушаний по ним на одну и ту же или последовательные даты, и т.п. Такая практика существует в МКАС и способствует процессуальной экономии, оптимизации расходов сторон, связанных с рассмотрением споров в МКАС.
Сходным образом предусматривается право ответчика предъя¬вить встречный иск или заявить требования в целях зачета при усло¬вии наличия арбитражного соглашения, охватывающего такой иск или требования наряду с требованиями по первоначальному иску (п. 1 § 13) .
Представление и передача документов. В данном разделе объеди¬нены положения, ранее содержавшиеся в п. 1 § 9, § 12 и § 29 Регла¬мента 1995 г.
Согласно п. 3 ст. 24 Закона о международном коммерческом ар¬битраже 1993 г. все заявления, документы и другая информация, предоставляемые одной стороной третейскому суду, должны быть переданы другой стороне. Аналогичное правило ранее содержалось в § 29 Регламента 1995 г. и сохранено с некоторыми редакционными уточнениями в Регламенте 2006 г. Согласно п. 2 § 16 Регламента 2006 г. все документы, представленные одной из сторон в МКАС, должны быть переданы МКАС другой стороне (и далее добавлено), если эти документы не были переданы в ходе арбитражного разбира¬тельства самой этой стороной другой стороне.
Исключено указание о направлении сторонам всех документов по делу (п. 1 § 12 Регламента 1995 г.), ибо есть документы, которые сторонам направляться не должны (например, внутренняя перепис¬ка по делу между арбитрами), и как неоснованное на требовании закона.
С учетом диспозитивности положений ст. 3 «Получение пись¬менных сообщений» Закона о международном коммерческом ар¬битраже 1993 г. предусмотрена наряду с направлением исковых за¬явлений, объяснений по искам, повесток, арбитражных решений и постановлений с регистрацией попытки доставки (как это и было ранее) допустимость направления прочих документов лишь с реги¬страцией отправки соответствующего сообщения (п. 4 § 16).
В Регламенте 2006 г. дополнительно оговорено, что, коль скоро сторона не уведомила об ином, при назначении ею представителя документы по делу направляются или вручаются этому представите¬лю и считаются направленными или врученными такой стороне (п. 7 § 16). Думается, что такое уточнение вносит желательную опре¬деленность в решение вопроса, который ранее прямо Регламентом МКАС не регулировался.
Состав арбитража. Положения, включенные в рассматриваемый раздел, подверглись весьма заметным изменениям.
Остановимся более подробно на § 17 «Формирование состава ар¬битража», с которого начинается этот раздел. Практически все ос¬новные положения по вопросу формирования состава арбитража (§ 20 и 21 Регламента 1995 г.) существенно переработаны. Можно без преувеличения сказать, что это одно из тех мест Регламента, ко¬торых изменения коснулись в наибольшей степени.
Правила § 17 Регламента применяются, только если стороны не договорились об ином, что прямо подчеркнуто в тексте (п. 1). Ниже изложение предписаний § 17 основано на презумпции отсутствия иного соглашения сторон.
При сохранении общего правила о формировании арбитража по делу в составе трех человек в целях обеспечения большей гибкости процедуры предусмотрено право Президиума МКАС принять реше¬ние по своему усмотрению о том, что дело подлежит рассмотрению единоличным арбитром. Одновременно упоминаются не носящие исчерпывающего характера критерии, могущие быть принятыми во внимание Президиумом МКАС при принятии такого решения. Эти критерии следующие: сложность дела, цена иска (как правило, не превышающая 25 тыс. долл. США) и другие обстоятельства (п. 2 § 17).
При формировании арбитража из трех лиц истцу (если он не вос¬пользовался этим правом ранее) и ответчику предоставляется каж¬дому право в срок не позднее 15 дней после получения уведомления МКАС избрать арбитра и запасного арбитра и сообщить об этом в МКАС (п. 3 и 5 § 17). При неизбрании истцом или ответчиком арбитра и запасного арбитра таковые назначаются Президиумом МКАС (п.4 и 6 §17) .
Председатель состава арбитража и запасной председатель состава арбитража назначаются Президиумом МКАС, равно как и едино¬личный арбитр (если дело рассматривается единоличным арбит¬ром). Такое назначение, как и ранее, производится из списка арбит¬ров (п. 7 и 9 § 17). Назначение председателя состава арбитража и единоличного арбитра Президиумом МКАС призвано способство¬вать повышению эффективности арбитражного разбирательства и находится в русле международных тенденций .
Внесены уточнения в порядок формирования состава арбитража из трех лиц, когда в споре участвуют два или более истца или ответ¬чика. Здесь сохранено правило о назначении арбитра и запасного арбитра за стороны при недостижении соглашений по их кандида¬турам между несколькими истцами или несколькими ответчиками. Новым является указание, что при этом Президиум МКАС вправе осуществить назначение арбитра и запасного арбитра также и за другую сторону (п. 8 § 17).
Данная формулировка принимает во внимание, в частности, п. 2 ст. 10 Регламента Международного арбитражного суда МТП, п. 1 ст. 8 Регламента Лондонского международного третейского суда, п. 4 ст. 13 Регламента Арбитражного института Стокгольмской тор¬говой палаты. Названные регламенты (и не только они) в свою оче¬редь учитывают в этой части позицию французской судебной прак¬тики. Речь идет об известном деле Dutco. В решении от 7 января 1992 г. Кассационный суд отказал в исполнении решения арбитража по мотиву нарушения процессуального равенства сторон (квалифи¬цированного им как вопрос публичного порядка) в ситуации, когда одна из сторон (истец) воспользовалась правом на избрание арбит¬ра, а ответчики (интересы которых не совпадали) не смогли вос¬пользоваться этим правом из-за недостижения ими совместной до¬говоренности .
Функции по назначению арбитров и запасных арбитров теперь возложены не на Председателя МКАС, как ранее, а на Президиум МКАС с правом делегирования этих полномочий Председателю МКАС (п. 10 § 17).
Строже сформулировано правило о последствиях несоблюдения стороной срока в 15 дней для заявления об отводе арбитра. При не¬поступлении ходатайства об отводе в установленный срок сторона считается отказавшейся от своего права заявить такой отвод (абз. 2 п. 1 § 18) . Это правило корреспондируется с общими положениями § 46 Регламента и ст. 4 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. об отказе от права на возражение. Регламент 1995 г. допускал рассмотрение сделанного с опозданием заявления об отво¬де, если причина задержки заявления об отводе признана уважи¬тельной.
Вместе с тем сохранено право Президиума МКАС решить вопрос об отводе арбитра по собственной инициативе при наличии на то соответствующих оснований.
Вопрос об отводе (если лицо, которому заявлен отвод, не берет самоотвод или другая сторона не соглашается с отводом) теперь во всех случаях решается Президиумом МКАС (абз. 1 п. 2 § 18). Ранее предусматривалось, что при заявлении отвода только одному из членов состава арбитража этот вопрос рассматривался сначала другими членами состава арбитража и лишь при недостижении согласия между ними решался Президиумом МКАС (п. 2 § 24 Регламента 1995г.). Таким образом, при заявлении отвода одному арбитру чис¬ло возможных инстанций для рассмотрения этого вопроса увеличи¬валось еще на одну. Наряду с проблематичностью самой такой дифференциации опыт показал недостаточную эффективность этого правила, в том числе с точки зрения обеспечения оперативности арбитражного разбирательства. Нередко двое других членов состава арбитража приходили к выводу о невозможности для себя решать вопрос об отводе и просили вынести решение по нему Президиум МКАС.
Внесено также дополнение о возможности отвода докладчика (п. 4 §18).
Новым является прямое указание о том, что при принятии реше¬ния по отводу арбитра или о прекращении полномочий по иным причинам Президиум МКАС не обязан мотивировать свое решение. Это правило призвано сыграть свою роль, в частности, в ситуации, когда сторона прибегает к тактике заявления отводов под явно на¬думанными предлогами, иногда и неоднократно, в отношении одного и того же лица, что влечет затяжку разбирательства.
В Регламенте 2006 г. подчеркнуто, что самоотвод арбитра или согласие сторон на прекращение его полномочий не означает при¬знания отсутствия беспристрастности или независимости арбитра либо неспособности выполнять свои функции надлежащим образом (п. 4 § 19). Это правило, позволяющее облегчить поиск оптималь¬ного выхода из некоторых непростых ситуаций, основано на п. 2 ст. 14 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г.
Стоит в целом отметить, что одной из задач при работе над поло¬жениями анализируемого раздела было и обеспечение более полной их согласованности с соответствующими предписаниями Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. (ст. 10-15) . Эти предписания также, кстати сказать, выделены в Законе в отдельный раздел, озаглавленный «Состав третейского суда».
Новеллы появились и в параграфе об изменениях в составе ар¬битража (§ 20). Так, записано, что при отказе избранного стороной арбитра от принятия на себя этих функций, его отводе или прекра¬щении полномочий по иным причинам МКАС вправе осуществить новое назначение (п. 1 § 20). Кроме того, указано, что при возникновении вопроса об изменениях в составе арбитража после окончания слушаний по делу Президиум МКАС с учетом мнения сохраняющих свои полномочия членов состава арбитража, сторон и исходя из об¬стоятельств дела может принять решение о завершении разбиратель¬ства остающимся составом арбитража (п. 3 § 20). Эти правила на¬правлены, в частности, на предотвращение затяжек арбитражного разбирательства.
Ведение арбитражного разбирательства. Данный раздел открыва¬ется новым для Регламента МКАС и, как представляется, весьма важным параграфом § 21 «Общие начала разбирательства». В нем предусмотрено следующее:
«1. Арбитражное разбирательство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
       2.     Стороны и их представители должны добросовестно пользо¬ваться принадлежащими им процессуальными правами, не допус¬кать злоупотребления этими правами и соблюдать установленные сроки их осуществления».
Этот параграф сформулирован с учетом ст. 18 Закона о междуна¬родном коммерческом арбитраже 1993 г., ст. 18 Закона о третейских судах в Российской Федерации 2002 г., ст. 12 Гражданского процес¬суального кодекса РФ, ст. 8, 9, 41 Арбитражного процессуального кодекса РФ, подходов, сформулированных в решениях Конституци¬онного Суда РФ .
В данном контексте можно отметить, что вопрос о противодейст¬вии злоупотреблению процессуальными правами, выражающемся в использовании этих прав не в соответствии с их назначением, а для затягивания и создания иных помех надлежащему разбирательству дела, актуален и для международного коммерческого арбитража. Эта задача принималась во внимание при совершенствовании Регламен¬та МКАС с учетом накопленной практики. Поиск путей ее адекват¬ного решения требует постоянных и комплексных усилий.
Правила § 21 так или иначе связаны со многими другими поло¬жениями Регламента, направленными на обеспечение эффективности арбитражного разбирательства. Детальный анализ такого взаи¬модействия выходит за рамки настоящей статьи, и здесь мы ограни¬чимся лишь ссылкой на некоторые из таких положений (п. 2 и 5 § 3, абз. 2 п. 1 § 18, § 20, п. 2 § 26, п. 2 и З § 30, п. 6 § 31, п. 4 §32,§ 46 Регламента, § 10 Положения об арбитражных сборах и расходах и др.).
В параграфе, посвященном месту арбитража (§ 22), также есть изменения. Терминологически он приведен в соответствие со ст. 20 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г., где гово¬рится именно о месте арбитража. По своему содержанию это поня¬тие шире, чем указание на место проведения слушаний (см. § 7 Рег¬ламента 1995 г.). Как известно, по общему правилу право, примени¬мое к арбитражной процедуре, зависит от места проведения арбитража. Напротив, место проведения слушаний не имеет такого значения.
В Регламенте 2006 г. записано, что местом арбитража является г. Москва. Положения о месте проведения слушаний (которым то¬же, как правило, является г. Москва) в целом близки к ранее дейст¬вовавшим. Вместе с тем в целях большей гибкости место проведения слушаний не ограничено по Регламенту 2006 г. территорией Россий¬ской Федерации. Для проведения составом арбитража при необхо¬димости слушаний и иных заседаний вне г. Москвы достаточно со¬гласования с ответственным секретарем МКАС. Ранее проведение таких слушаний предполагало их согласование с Председателем МКАС. Вопрос о возможных дополнительных расходах, связанных с проведением слушаний и иных заседаний вне г. Москвы, решается на основании § 7 Положения об арбитражных сборах и расходах.
В § 23 о языке арбитражного разбирательства объединены по критерию содержания положения, ранее включенные в различные параграфы (п. 2 § 9, § 10, п. 2 § 34 Регламента 1995 г.). В целях дос¬тижения большего соответствия со ст. 22 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. в рассматриваемом параграфе ис¬пользуется термин «язык арбитражного разбирательства». Отдельно язык слушания дела, как раньше (§ 10 Регламента 1995 г.), не выде¬ляется, ибо данное понятие охватывается названным более общим термином.
В § 24 о сроке разбирательства дела по сравнению с прежним по¬ложением (§ 11 Регламента 1995 г.) внесено добавление о праве Пре¬зидиума МКАС в случае необходимости по просьбе состава арбитра¬жа или по собственной инициативе продлевать установленный срок в 180 дней для завершения разбирательства дела, который начинает исчисляться со дня образования состава арбитража. С точки зрения существа значение положения о сроке разбирательства дела возросло кардинально с учетом п. 3 § 38 Регламента 2006 г. (см. ниже).
В § 25 о конфиденциальности по сравнению с § 8 Регламента 1995 г. расширен перечень лиц, обязанных не разглашать информа¬цию о разрешаемых МКАС спорах, могущую нанести ущерб закон¬ным интересам сторон. Наряду с арбитрами и докладчиками в этот перечень входят назначенные составом арбитража эксперты, МКАС и его сотрудники, ТПП РФ и ее сотрудники.
Редакция п. 1 § 26 «Применимое право» (ранее п. 1 § 13 Регла¬мента 1995 г.) приближена к тексту ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. Обсуждался вопрос и о том, чтобы пойти здесь дальше и допустить определение применимого матери¬ального права составом арбитража, минуя ссылку на соответствую¬щие коллизионные нормы . Данное предложение не получило, од¬нако, достаточной поддержки. Возобладало мнение, что в таком случае процесс установления применимого права лишается той сте¬пени определенности, которая есть сейчас, и при существующих реалиях подобное решение может не принести желаемого положи¬тельного результата. При этом учитывалось, что арбитры и так обла¬дают достаточной свободой усмотрения, имея предоставленную за¬коном возможность руководствоваться теми коллизионными нор¬мами, которые они сочтут применимыми.
Пункт 2 § 26 посвящен применяемым правилам процедуры. По сравнению с п. 2 § 13 Регламента 1995 г. здесь предпринята по¬пытка более четко определить соотношение положений Регламента, которые для сторон с юридической точки зрения являются частью их соглашения, и другими условиями арбитражного соглашения, которые в Регламенте не содержатся. Предусмотрено, что к проце¬дуре ведения разбирательства в МКАС применяются предписания Регламента с учетом соглашения сторон, если таковое не противо¬речит императивным нормам применимого законодательства о меж¬дународном коммерческом арбитраже и принципам Регламента МКАС.
В интересах большей гибкости в рассматриваемом пункте ис¬пользуется более емкое словосочетание: «применимое законода¬тельство о международном коммерческом арбитраже» .
Регламент 2006 г. прямо наделяет непосредственно председателя состава арбитража функциями проверки состояния подготовки дела к разбирательству и принятия при необходимости дополнительных мер по подготовке дела (п. 1 § 29). По Регламенту 1995 г. изложен¬ные функции возлагались на состав арбитража (§ 22). Данное прави¬ло было уточнено, так как опыт показал оправданность наделения именно председателя состава арбитража такими полномочиями в интересах оперативного рассмотрения дела.
С юридико-технической точки зрения здесь можно усматривать реализацию в оговоренных пределах ст. 29 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. о праве сторон уполномочить пред¬седателя состава решать вопросы процедуры. Напомним, что со¬гласно предпоследнему абзацу ст. 2 того же Закона при наличии в нем отсылки в той или иной форме к соглашению сторон считается, что оно включает любые арбитражные правила (регламент), в нем указанные. Иными словами, ссылка в арбитражном соглашении на Регламент МКАС делает его частью соглашения сторон, и в этом состоит юридическое значение Регламента МКАС для сторон.
Параграф об изменении и дополнении иска или объяснений по иску (§ 30) по сравнению с прежним (§ 32 Регламента 1995 г.) вклю¬чает новый пункт о праве состава арбитража установить срок для представления каждой из сторон письменных заявлений и доказа¬тельств в целях заблаговременного ознакомления с ними другой стороны до устного слушания дела. Это положение конкретизирует правомочия состава арбитража по ведению разбирательства и при¬звано способствовать эффективности процесса, включая его опера¬тивность.
На основе этого и других предписаний (в частности, п. 2 ст. 23, ст. 25 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. , п. 2 § 21, п. 3 § 30, п. 5 и 6 § 31 Регламента) состав арбитража распо¬лагает возможностью адекватно реагировать на поведение стороны, не соблюдающей установленные сроки представления документов, порой прибегающей к неблаговидной тактике (именуемой в зару¬бежной литературе «нечестный сюрприз» - «unfair surprise»), когда заявления и доказательства представляются в последний момент, в том числе уже в ходе устного слушания дела, в попытке лишить другую сторону возможности надлежащим образом отреагировать на новые материалы либо в стремлении затянуть разбирательство. За¬кон и Регламент МКАС дают составу арбитража необходимые пол¬номочия в этой связи вплоть до отказа в приобщении к материалам дела таких несвоевременно представленных заявлений и доказа¬тельств.
Уточнены положения параграфа о разбирательстве дела на осно¬ве письменных материалов в части полномочий состава арбитража (§ 34). Предусмотрено, что не только стороны могут договориться о разбирательстве спора на основе лишь письменных материалов, но и состав арбитража может провести подобное разбирательство и при отсутствии такой договоренности сторон, если ни одна из них не просит об устном слушании. По Регламенту 1995 г. (§ 31) по собственной инициативе состав арбитража был не вправе отказаться от устного слушания. Введенное правило соответствует п. 1 ст. 24 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. Оно мо¬жет оказаться полезным, в частности, для относительно несложных и небольших по цене иска дел с точки зрения экономии издержек сторон.
Исключено положение о праве состава арбитража назначить уст¬ное слушание дела даже при наличии договоренности сторон о его разбирательстве на основе только письменных материалов, если представленные материалы окажутся недостаточными для рассмот¬рения спора по существу (второе предложение § 31 Регламента 1995 г.). При этом учитывался принцип состязательности, а также дополнительно и право каждой из сторон просить о слушании дела в ее отсутствие (п. 5 § 32 Регламента 2006 г., п. 3 § 28 Регламента 1995 г.). Изъятое положение регулировало весьма нехарактерную для практики ситуацию и являлось довольно необычным.
Прекращение арбитражного разбирательства. В параграф о выне¬сении решения (§ 38) добавлено указание о том, что решение выно¬сится в пределах сроков, устанавливаемых в соответствии с § 24 Регламента МКАС. Данный срок, как отмечалось выше, составляет 180 дней со дня образования состава арбитража и может быть про¬длен Президиумом МКАС.
Ранее такой увязки не было (см. § 39 Регламента 1995 г.). Суще¬ствовал лишь срок для направления мотивированного решения сто¬ронам после завершения устного слушания, как правило, не превы¬шавший 30 дней (§ 40 Регламента 1995 г.).
Думается, новое правило, находящееся в русле международной практики, будет в большей мере способствовать соблюдению опти¬мальных временных рамок арбитражного разбирательства.
Соответственно исключены положения, ранее помещенные в § 40 Регламента 1995 г. Тем не менее состав арбитража, как пред¬ставляется, вправе прибегнуть при необходимости к некоторым из указанных там мер (в частности, объявить резолютивную часть ре¬шения сразу после устного слушания, провести дополнительное разбирательство) на основании своих общих полномочий (п. 2 § 26 Регламента 2006 г.).
В параграфе о содержании решения (§ 39) дан ответ на возникавший на практике вопрос об установлении даты вынесения решения. Эта дата определяется с учетом даты последней подписи арбитра, входящего в состав арбитража (п. 2 § 39), а при удостоверении Председателем МКАС невозможности кого-либо из арбитров подписать арбитражное решение такая дата проставляется с учетом даты удостоверения упомянутого обстоятельства (п. 3 § 39).
Исходя из международной практики, Регламент дополнен новым параграфом об отдельном арбитражном решении (§ 40), где есть прямое указание на право состава арбитража выносить подобные решения по отдельным вопросам или части требований.
Уточнено название параграфа § 41. Теперь он так и называется сообразно своему содержанию: «Арбитражное решение на согласованных условиях» .
Заметные изменения, касающиеся рассматриваемого раздела, нашли отражение в § 42 «Направление решения». В п. 1 § 42 записано, что до подписания решения его проект представляется в Секретариат МКАС, который, не затрагивая независимости арбитров в принятии решения, может обратить внимание состава арбитража на выявленные несоответствия проекта решения требованиям по его оформлению.
Речь здесь идет именно о соблюдении формальных реквизитов решения с учетом того обстоятельства, что решение выносится от имени МКАС и скрепляется его печатью. Немаловажную роль в появлении приведенного пункта сыграла тенденция к расширению круга лиц, выполняющих функции арбитра по рассматриваемым в МКАС делам. Правомочия состава арбитража по вынесению решения при этом не затрагиваются, что прямо следует из текста п. 1 § 42, равно как и из других положений Регламента, в том числе п. 4 и 5 § 1. Упомянутые реквизиты решения перечислены, в частности, в п. 1 § 39 Регламента.
Как Секретариат МКАС, так и Президиум МКАС, которого Секретариат вправе информировать о неустранении выявленных несоответствий, по Регламенту не наделены полномочиями обязать состав арбитража исправить формальные недостатки решения.  Можно, однако, полагать, что и состав арбитража заинтересован в том, чтобы выносимое решение было не только верным по сути (что никоим образом не является предметом проверки), но и корректным с точки зрения его оформления, к чему может быть привлечено внимание арбитров.
Стоит отметить и еще один появившийся пункт о возможности МКАС обусловить направление решения сторонам полным покрытием ими расходов МКАС в связи с разбирательством дела, если такие расходы не были оплачены сторонами ранее (п. 3 § 42)
В параграфе об исправлении, толковании и дополнении решения в целях большей гибкости в положении о праве любой из сторон в течение 30 дней по получении решения просить состав арбитража исправить допущенные ошибки в подсчетах, описки или опечатки и тому подобное указание на 30-дневный срок заменено словосочетанием «в разумный срок» (п. 1 § 43 Регламента.2006 г., п. 1 § 42 Регламента 1995 г.).
Полномочия продлевать оговоренные сроки для исправления, толкования и дополнения решения составом арбитража теперь перешли к Президиуму МКАС (п. 4 § 43 Регламента 2006 г.). Ранее им был наделен Председатель МКАС (п. 4 § 42 Регламента 1995 г.).
Параграф об исполнении решения дополнен пунктом о том, что решение МКАС является окончательным и обязательным с даты его вынесения (п. 1 § 44).

В целях большей оперативности право ответчика выдвинуть возражения против прекращения разбирательства в случае отказа истца от своего требования ограничено теперь сроком в 15 дней вместо 30 (п. 2а § 45 Регламента).
Прочие положения. Ранее отсутствовавшие положения об отказе от права на возражение (§ 46 Регламента 2006 г.) основаны на ст. 4 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. и включены в текст Регламента с учетом международной практики.
С учетом той же практики  и п. 4 ст. 401 Гражданского кодекса РФ сформулирован новый § 47 об освобождении от ответственности, который гласит, что арбитры, докладчики, назначенные составом арбитража эксперты, МКАС и его сотрудники, ТПП РФ и ее сотрудники не несут ответственности перед сторонами или иными лицами за любые действия или бездействие в связи с арбитражным разбирательством, если не будет доказано, что такое действие или бездействие было умышленным.
Новым для Регламента является и завершающий § 48 о действии Регламента МКАС, согласно которому, если стороны не договорились об ином, к рассмотрению споров в МКАС применяется Регламент МКАС, действующий на момент начала арбитражного разбирательства. Наряду с этим имеются особенности в действии во времени Положения об арбитражных сборах и расходах, являющегося составной частью Регламента. Согласно § 11 этого Положения оно подлежит применению к делам, исковые заявления по которым поданы после вступления его в силу. При этом арбитражный сбор по встречному иску или требованию, предъявляемому к зачету, исчисляется по шкале, действовавшей на дату подачи первоначального иска (§ 5 Положения). Предписание § 11 Положения не предполагает возможности для сторон отступить от него в отличие от § 48 Регламента. Закрепленное там правило носит специальный характер по отношению к § 48 Регламента.
Изложенные выше подходы о действии во времени названных документов и ранее находили применение в деятельности МКАС, но теперь они прямо закреплены в их тексте, что представляется юридически оправданным .


В заключение хочется выразить надежду, что проделанная значительная работа по совершенствованию Регламента МКАС будет способствовать повышению эффективности деятельности МКАС при ТПП РФ, дальнейшему росту его авторитета как одного из ведущих мировых центров третейского разбирательства.